Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:35 

Про очарование литературными премиями

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Как мы помним - много соплей и слез пролила я по поводу собственного участия в премии Хлебникова в этом году. Особенно когда узнала про введение обязательного условия народного голосования. С одной стороны я прикинула, сколько всего я сделала для того, чтобы мое досье получилось достойным оценки независимого жюри. С другой стороны я поверила заблаговременным словам президента премии о собственной крутости. С третьей стороны я понимала, что поэт я не то что не популярный, а - вообще никому не известный и нигде, кроме телевидения, не читавший, поэтому и быть у меня не может столько голосов, сколько у моей небезызвестной знакомой. Знакомая же эта так хотела себе второй айпад, что засрала всю матрицу до такой степени, что жюри премии в итоге вынуждено было с утра перед премией скинуться и на всякий случай купить дополнительный планшет поэтессе, которая его по-настоящему заслужила. Кроме того выходило так, что в самый ответственный момент я уезжала удалять из уха тот самый зуб, а это в общем-то не визит к стоматологу, а настоящая операция, на которую вообще-то на несколько дней в стационар кладут во избежание осложнений. И никто не знал, чем это дело закончится лично у меня.
читать дальше
 photo DLZh7cJunbM_zps5365e328.jpg

02:47 

Поговорили

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Едем сегодня с Сыроедом на репетицию хора с органом. Погода отвратная. Колеса велосипедов лениво разрезают глубокие грязные лужи. Чтобы сократить путь едем дворами. Поздно уже. Нигде никого. Темно. Никого. Стремно.
И вдруг мимо Сыроеда просеменила стайка крошечных вьетнамок.
- Сарафан, - крикнул мне Сыроед, - ты не помнишь, как по-вьетнамски будет "привет"?
- Кажется, "Синьчао"! - крикнула я в ответ.
- Синьчао! - внезапно и радостно послышалось рядом со мной из темноты, и я чуть было не упала с велосипеда.
Оказалось - мы проезжали вьетнамское общежитие...

00:39 

Про то, как правильно вынимать зубы из ушей и прочие приключения в Коврове

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Я всегда мечтала иметь голливудскую улыбку. Но как-то исторически не сложилось. Сама я росла на конюшне, зубы, соответственно, у меня росли забором. В детстве я носила какую-то безумную пластинку, которая ничего не ровняла, зато - мешала нормального говорить. Потом мне сказали, что нужно ставить брекеты, на худой конец - четыре коронки и на них - еще одну металлическую пластинку. Да - и не забыть при этом вырвать пару-тройку, а лучше - сразу четыре живых и здоровых зуба, дабы было куда растянуть все то, что растянет пластинка... На брекеты у нас денег не было, коронки мне одевать не хотелось. И еще меньше мне хотелось расставаться с живыми зубами. Поэтому все это дело отложилось на неопределенный срок.
читать дальше
 photo prikolnullnaa_fotopodborka_14_zps0ce8909f.jpg

00:25 

Про Сыроедов день рождения, Рубенса, сломанный миксер и дерущиеся бревна

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Так исторически сложилось, что на каждый день рождения Сыроеда я делаю какие-нибудь приятные неожиданности. В этом году Сыроед сказал, что гости - это излишне, поэтому все планы массовых мероприятий пришлось на скорую руку перекраивать. А вместо этого - придумать что-нибудь не менее занимательное и запоминающееся. Благо незадолго до дня х Артем водил меня в парк Горького. И помимо того, что мы вымокли под ливнем, послушали концерт Пикника в Зеленом театре и поболтали обо всем на свете, мы еще и оказались напуганными до жопы внезапно начавшими пролетать у нас над головами матерящимися на чем свет стоит людьми...
читать дальше
 photo 04-11_zps73610764.jpg

13:58 

ОЧЕНЬ ВАЖНО!!!

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Друзья, обращаюсь к Вам, моим слушателям, поклонникам, сочувствующим и просто от души поддерживающим меня людям, потому что это действительно ОЧЕНЬ ВАЖНО для меня.
В этом году я стала соискателем Ежегодной Литературной Премии им. Велимира Хлебникова -

vk.com/event54366756

потому как помимо песен всю свою жизнь я пишу стихи, и стихов этих у меня накопилось более двух с половиной тысяч. О их существовании мало кто знает, и в этом году я решила ВПЕРВЫЕ ПУБЛИЧНО ЗАЯВИТЬ о том, что прежде всего я ПОЭТ.
Для непосвященных кое-что из того, что я успела набрать на компьютере и опубликовать можно почитать здесь -

stihi.ru/avtor/nikamantra

Стихов здесь больше, чем кажется на первый взгляд, потому что они опубликованы не поштучно, а - целыми сборниками в большинстве из файлов.

У одной из номинаций Премии есть условие - ПОБЕДИТЬ в народном ГОЛОСОВАНИИ.

thebloq.ru/award/2013/

Я бы очень хотела, чтобы вы помогли мне это сделать.
Голосовать очень просто - нужно всего лишь зайти по ссылке, найти среди участников меня и проголосовать, а заодно рассказать обо мне друзьям и в случае, если им понравятся мои стихи, попросить проголосовать за меня и их))

Большое спасибо.

Ваша Ника


00:27 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Пишу слово "ганджа", а заботливый Word уверяет меня, что нет такого слова и взамен предлагает "паранджа" - на всякий случай. Вдруг - подойдет?

14:55 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
У меня стойкое ощущение, что моя кошка Саня считает, что я - батут...

11:52 

Это ли не пиз...ц?!

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Саня только что отгрызла мне них...й клок волос. Сижу, пишу сообщение в контактике, а она мурчит над ухом и чем-то аппетитно чавкает. Я и внимания не обратила, а потом слышу - хрум! Гляжу - а Саня уже с удовольствием доедает целый клок...((( Это ли не пиз..ц?!

01:03 

Про съемки клипа на песню "Уеду в деревню"

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Расскажу-ка я про съемки клипа на нашу песню "Уеду в деревню"...

Триста лет тому назад, когда я еще с трудом держала в руках собственную гитару, я задумала написать хит, который вдохновлял бы самого последнего циника. Такой вот, как у Чижа. Можно делать какие угодно лица и с умным видом рассказывать, что слушаешь исключительно Баха, но в итоге, все заканчивается расстроенной гитарой и дружными пьяными воплями: "А не спеть ли мне песню-ууу ааа любви...". Сколько раз уже это проходили. Знаем.

читать дальше

 photo DSC_0967_zps7ad07012.jpg

00:34 

Гастроли в Питере. Часть вторая

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Сыроед спокоен ко всевозможным иноземным святыням, а я люблю – порой до благоговейных слюней. Мне в святынях спокойно. Особенно – в бахайских. И буддийских – тоже. В них все такое веселенькое, цветастенькое. Как в Икее. Заходишь внутрь и – сразу комфортно становится. Есть где присесть, есть над чем подумать.

Перед храмом раскинулся уютный дворик. Деревья были обмотаны всевозможными ленточками и разноцветными флажками. Беседочки стояли по углам. Каменные жабки уселись у лестницы ко входу в святыню.

Я с удовольствием поднялась по лестнице. Внутри сновали люди, из тех, что и могли там сновать – с признаком интеллекта на лице. Ну, и кто во что одет, разумеется. Маме бы понравилось. Она любила контрасты.

Мы с Сыроедом тихонько прошмыгнули внутрь.

читать дальше

 photo 2013-05-20172059_zps333445f8.jpg

00:21 

Гастроли в Питере. Часть первая

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
На протяжение моей жизни у меня сложились нетривиальные отношения с Питером. Я была там трижды и трижды ничего не увидела. Первый раз я была там еще с Сашкой. Мы приехали внезапно на его день рождения. В шесть утра - как положено. Теплым сентябрьским утром. И пока опухшие спросонья люди спешили на свои работы, мы сидели на какой-то стене, смотрели на Неву и пили розовое шампанское. Дальше что было я помню плохо. Нам было негде остановиться, поэтому мы зашли в какое-то кафе и умудрились заснуть, пока несли наш заказ. Мы проспали часа три, затем, проснувшись, попросили подогреть остывшую еду и кофе и отправились гулять куда глаза глядят. Но где гуляли - в упор не помню. Помню только уродов в Кунсткамере и друзей из Оксфорда, с которыми мы ужинали в каком-то рыбном ресторане. Все. Весь Питер.
читать дальше
 photo 2013-05-21193305_zps451f8c8a.jpg

00:10 

Про то, как я отказала первому жениху страны

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Как-то раз позвонил мне Юрико и предложил снять сюжет для Polonia w comie, польской развлекательной программе для резидентов и полукровок с польской кровью, разбросанных по миру в порядке броуновского движения. Иначе говоря - в беспорядке. Я подумала и решила: почему бы и да. Правда, в последний раз по-польски я говорила лет, эдак, десять назад, но этот факт меня не смутил, как еще много чего не смущает.
Делов-то было - рассказать о каком-нибудь занимательном столичном архитектурном комплексе с большой историей. Мне далеко ходить не надо - у меня с одного боку ипподром, с другого - собор на Малой грузинской. Я набросала текст, Юрико перевел, Дашик согласилась помочь снять видео. В назначенный день и час мы с Дашиком встретились и отправились к ипподрому.
читать дальше

00:09 

Про одного плюшевого карпа

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Расскажу теперь про то, как у нас появилась Санечка.
- Да ты е....тая кошатница! - сказал мне как-то в сердцах Лаб, заехав в гости с четыремя литрами пива, завидев на пороге всего лишь Осеньку и Рамзеса.
Все остальное сказали мне остальные, когда узнали, что наши стерилизованные кошки размножаются умножением и что теперь у нас их четверо.
Не то, чтобы я совсем больная, но, как говорится - так получилось.
читать дальше
 photo ESC6x5OJtRk_zps1c25ac4c.jpg

23:52 

Про радио Maximum и Живое ТВ и как заставить плакать крокодила

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Как-то в мае у нас выдался совершенно безумный день: мы должны были умудриться сыграть два концерта в один день. И мало того, что в двух разных ипостасях, с разными программами, составом музыкантов и инструментов, так еще и в разных городах. Идея попахивала бредом сумасшедшего, но делать было нечего - я уже на все согласилась. Начиналось все как обычно вполне себе безобидно. Где-то в Сети я краем глаза увидела, что мои знакомые девочки из Импульса - те самые, которые зачем-то прятались от нас по сугробам в славном городе Рязани - сыграли живой концерт на радио Максимум в Серпухове. Пораскинув последними мозгами, я поняла, что не вижу причины и нам такой концерт не сыграть. Посему я разыскала контакты ведущего программы и выслала ему свое портфолио и карточку артиста.
Это был один из тех занимательных случаев судьбы, когда ты делаешь, на первый взгляд, незначительную вещь, что-то вроде первого шага, а в итоге получается настоящая судьбоносная встреча, которая повлечет за собой большое количество взаимосвязанных событий...
читать дальше
 photo 0-LBvhEDNgs_zpsca04de0a.jpg

12:54 

Опа-опа-опа!!!

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Вот и кончилось замечательное лето! Настало время для уютных посиделок с друзьями, приятных воспоминаний и хорошей, доброй музыки. По этому случаю Ника Ратомская и лучший состав группы Мантра вернулись из деревни и готовы порадовать вас новыми песнями и историями.
Как вынуть кошку из застенка, разобрав при этом только половину дома, как приготовить на огне соевый шашлык, чтоб никто не заметил подвоха, как на всю жизнь напугать американского подростка единой фразой и написать два новых альбома – все это и многое другое вы узнаете в эту субботу, 28-го сентября в 22.00 в клубе Швайн!

 photo RkIV4r4NNwg-43A043E043F0438044F0_zpsdecc03fa.jpg

09:06 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Снился мне сегодня сон - будто я снова в Иерусалиме. Гуляем с моими девочками и Сыроедом по Старому городу, как вдруг подходит к нам неприметный мужичонка и приглашает на экскурсию. Обещает - встречу с Богом. Самый скептик, я, конечно, громче всех посмеялась, но решила не обламывать другим удовольствия и согласилась прогуляться. Мужичонка завел нас в какую-то пещеру и говорит, что дальше - каждый сам за себя. Девочки сбились в кучу, а я пошла вперед, словно самой себе доказывая, что впереди ничего нет и быть не может. И все бы хорошо, если бы через сотню шагов, я неожиданно не вышла к берегу моря. Если мы говорим о реальной жизни, то я очень ярко запомнила это ощущение, пережив его во Вьетнаме, когда я, Сыроед и Ирка вышли из ущелья у подножия храма пятисот ступеней к необитаемому заливу, поразившему нас своей совершенной тишиной и неприкосновенностью природы вокруг. В сегодняшнем сне, выйдя на морской берег, я снова услышала эту самую тишину. И стою я на берегу, ошалевшая от красоты, а навстречу мне - аккурат по воде идет Иисус. И рассказывает мне про мать свою и сестру свою - о том, как однажды, еще до его рождения, держали их взаперти и поили ядовитыми зельями, чтоб поглядеть, что с ними будет. И у кого-то из них вытекли глаза, а кто-то выплюнул собственные легкие, а когда оказался без легких в воде - мгновенно утонул, потому что не имел больше возможности дышать под водой. Я смотрела на происходящее и не могла определиться, что же смущает меня больше всего: реально стоящий на воде незнакомый мужчина, тот факт, что у Иисуса была сестра или что Богородица умела дышать под водой...
В какой-то момент я подумала, что схожу с ума и попыталась на всякий случай проснуться, но - не смогла. Тогда Иисус сказал, что не надо бояться и что он хочет меня кое с кем познакомить. И - протянул мне руки.. Над водой. Ага.
Я пожала плечами, решив, что раз это сон, то пора покончить с удивлениями и - пошла к нему. По воде. Только по ощущениям это была совсем не вода. А - как будто мама одела мне на ноги плюшевые носки. Мое самое приятное ощущение из детства.
И вот я пошла к Иисусу, взяла его за руку, и он повел меня в сторону горизонта.
И вот здесь я и увидела это...
Только слов у меня нет, чтобы это описать. Потому что - чтобы я здесь ни написала - это будет книжной банальщиной. Бесконечный свет и голос. Точнее даже не - голос - мысль... Неизъяснимое...
Я не набожный человек и в церкви-то не частый гость. В костел разве что заглядываю время от времени, в котором раньше пела мессы...
Знаю одно - по какой-то причине сегодня ночью я видела Бога. И все, что про такие встречи пишут в откровениях - истинная правда. И ревущие трубы, и сияющие одежды...
И Бог что-то мне сказал. Но мой разум не сумел понять сказанное. Мои глаза видели Бога, но мое сознание не знает, к чему отнести увиденное, поэтому я не могу это увиденное описать. Потому что ничего подобного нет ни в самых безумных фантазиях, ни в книгах, ни тем более - в повседневной жизни. Человеческий мозг действительно не в состоянии уразуметь Бога. Я даже языка не распознала. Если это вообще был язык. И чистоты звука - несуществующие. Знаю одно - это было прекрасно и знаю другое - я испугалась и захотела, чтобы наступил вечер и какой-нибудь поезд отвез меня домой.
Через долю секунды Иисус снова взял меня за руку и заставил оглянуться. Неподалеку от нас на воде стоял миниатюрный зеленый паровозик. Такие обычно ездят по паркам в Европе и Америке. Пассажиров в кабинках не было. Водитель улыбнулся мне. Иисус посадил меня позади водителя.
Я поинтересовалась, куда идет этот поезд и что - он тоже поедет по воде?
- Туда, куда ты хочешь, - ответил мне Иисус и помахал на прощание.
К моему изумлению, паровозик легко тронулся по несуществующим рельсам, и я испытала огромное облегчение. Сама не знаю отчего. Когда я оглянулась, чтобы помахать Иисусу, сзади никого не было, как будто все это мне и правда приснилось. И закат был потрясающим. Именно таким, каким я и хотела его увидеть. А через мгновение я обнаружила себя на станции московского метро. Где-то в районе южного Бутово. И поймала себя на мысли, что это - первое, что пришло мне в голову, когда я захотела закончить безумную экскурсию. Поезд метро подъехал, я спокойно в него села, а потом так же спокойно проснулась дома в собственной кровати. На самом деле.

23:06 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Сыроед, копируя страницы моего дневника в Ворд возмущенно:

- Как это в словаре нет слова "Пиздец?!"

Я меланхолично:

- Видимо, сейчас будет...

00:57 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Ну, вот как отучить кошку купаться в унитазе, если это - ее по-настоящему любимое занятие?!.

02:52 

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Иногда в моем бездонном доме находятся воистину сокровища. Нашла сказку, которую сто лет назад, в моем глубочайшем детстве написал для меня дедушка. Радости моей нет предела!

06:08 

Про день рождения, перемены к лучшему и насколько именно одна принцесса любила петь

Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Многие люди не любят справлять свой день рождения. Моя мама любила. И я люблю. Мне кажется странным, когда человек говорит, что у него нет друзей или что с возрастом друзья растерялись. Когда-то я соглашалась с этим убеждением. Но потом я попала на день рождения Людмилы Алексеевны Афанасьевой. Недолгое время она была моим педагогом по вокалу. Вообще-то она изумительный педагог и способна научить петь даже стул. Поэтому она преподает во всех гитисах-фигитисах разом. Но речь сейчас не об этом. Как-то раз я пришла к ней домой на частный урок и не смогла найти в комнате свободного угла. Обычно все эти углы были заняты бесконечными учениками (а надо заметить, что у Людмилы Алексеевны количество только официальных студентов-вокалистов всегда решительно переваливало за сотню), которые пили-ели-спали-мылись, лениво перемещаясь, как беженцы по всей квартире. Но на этот раз вся квартира была буквально завалена цветами. Сначала я ненароком подумала, что кто-то умер. Потом с облегчением выдохнула, услышав про день рождения. Нет, у Людмилы Алексеевны не случился юбилей. Это был самый обычный, рядовой день рождения. Я не знаю, сколько ей сейчас лет, но тогда дело шло вроде как к семидесяти. Людмилу Алексеевну не забывали не только потому, что она - хороший человек. Кроме всего прочего она делала и делает большое дело.
Я не знаю, насколько большое дело делаю я, но я всегда старалась превращать свой день рождения во всеобщий праздник. В школьные и далее в институтские годы этот праздник традиционно начинался с того, что ко мне домой приезжали Настынь, Нють, Лизун и Шнур и в худшем случае помогали мне готовить. В лучшем - заставали пустую квартиру, деньги и записку на столе с указаниями к действию, пока я что-нибудь досдавала или откуда-нибудь не вернулась. Прошло десять лет, изменилось немного. Разве что с каждым годом гостей становится все больше и теперь мы все еще и поем.
читать дальше
 photo UIWgSXrCwPQ_zps9b895669.jpg

Если есть конечная точка у нашей свободы, то она будет здесь

главная