13:26 

Шалом, Исраэль! Часть вторая.

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Сыроед, внимательно изучая рекламу на холодильнике в кухне у ребят:
- А че это за браки на Кипре и в Праге?
- Ну, - охотливо пояснил Лизун, - дело в том, что в Израиле нет института светского брака, то есть если я не еврейка, а он еврей…
- Что значит – если?! – искренне удивился Ден.
Так и встретились – ночью на кухне, где мы с Сыроедом с дороги сосредоточенно искали, чтобы такое сожрать, чтоб побольше и повкуснее, а вокруг нас тем временем усиленно вилась собака, готовая зализать насмерть, как и было обещано накануне.
Мы пообещали, что только вот отдохнем немного и тут же побежим смотреть достопримечательности, но проснулись к вечеру следующего дня и долго не могли понять, где мы и что вообще происходит. А главное – почему в комнате ХОЛОДНО?
- В жизни так не мерз, как я мерз в Ашкелоне, - по секрету рассказал нам как-то за ужином приехавший некогда в Израиль из Ноябрьска Ден. Того самого Ноябрьска, где первым делом с утра бежишь смотреть на уличный градусник, температура на котором плавненько опускается на отметку 36, а то и все 45 градусов ниже нуля и, значит, в школу сегодня можно не идти… Вот и мы с Сыроедом, пожалуй, нигде так не мерзли.
Израиль, блин, плюс овая температура больше двадцати градусов, когда в родной Москве все минус пятнадцать, негры в трусах, а мы с Сыроедом в шерстяных гетрах, носках и всем-всем-всем теплом, что только нашлось у большой и заботливой семьи Конструкторов…
- Как только не пишут нашу фамилию! – плачет Лизун. – Вроде бы Лего - четыре буквы, а на иврите – и вовсе три. И тем не менее.
Очень мне нравятся веселые истории, связанные с плачевным вавилонским смешением всех доступных местным языков.
Приходит израильтянин на работу и спрашивает русского:
- Слушай, что такое сабля?
Ну, тот давай в красках, жестах и лицах – с удовольствием описывать…
А израильтянин репу почесал и говорит:
- Не, по ходу дела это было что-то другое.
- Ты хоть скажи, в каком контексте это было сказано? – не менее озадачился русский.
- Да я долго тупил на светофоре, ну мне сзади мужик посигналил и проорал про саблю…
А на самом деле глагол «Са!» на иврите означает «Езжай!». Ну, а «Бля!» и в Израиле «Бля!»…
Приехавшие в Израиль репатрианты поначалу, пока еще не овладели языком, зачастую работают всякими охранниками, уборщиками. Так, имя Никита означает вопрос, убрался ли работник. И вот одного такого счастливого обладателя имени спрашивают:
- Никита?
А тот, разумеется, чистосердечно отвечает:
- Да, нет – Сергей…
Одним словом, ржем мы тут с Сыроедом громко и долго. Есть у нас такая особенность. Едим фрукты всяческие, много гуляем.
Как только отоспались, Лизун с Деном на следующий же день выгрузили нас с собакой в солнечной Ашкелоне, а сами поехали по делам. Поводок нам дали, пакетики на случай, если Гера неожиданно покакает…
- Ну, вы не волнуйтесь! – заверил нас Ден, закрывая дверь машины. – Она уже какала! Ей больше нечем!
- Нечем какать говоришь? – хмыкнули мы с Сыроедом, наблюдая за увеличивающейся на тротуаре кучей Гериных какашек, как только машина ребят скрылась из виду.
И отправились мы искать море, не скрывая поросячьего восторга по поводу внезапно наступившего в нашей жизни лета.
- Ну, там где дорога заканчивается, там и надо поворачивать! – улыбнулся нам на прощание Ден.
Только он не учел, что мы с Сыроедом товарищи бывалые и легких путей не ищем, поэтому бездорожье в нас отсутствует как понятие в принципе.
- Sorry! – окликнула я местного стремного и немытого араба, сидевшего на камушке посреди песчаной обочины. – How to get to the seaside?
- Че? – не понял араб.
- Ну, че там, swim и все такое? Поплавать где у вас можно?
- Ах к морю! – неожиданно перешел на русский араб. – Ну, это вам туда, где дорога кончается! Там и будет море!
- Ах, кончается! – обрадовались мы. – Ну, хорошо, спасибо тебе тогда!
Но дорога в конце концов действительно кончилась. И началось море. Кудрявое, седое, приветливое, как блаженная старушка, Средиземное море, норовившее, словно извивающаяся рептилией на поводке собака, лизнуть наши вкусненькие запарившиеся в кроссовках пятки. Впрочем, от кроссовок мы избавились очень быстро. И увидели, что это хорошо. Сыроед остался греться на белом песочке, а мы с Герой отправились на поиски волшебных дырявых ракушек, чтобы сделать из них потом, в завьюженной и простывшей Москве какой-нибудь ностальгический гаджет.
Но впоследствии я Геру все-таки привязала к маленькому столбику, поскольку отпускать ее побегать не стоило ни разу ввиду ее глупости и уселась рядом с Сыроедом, подставляя щеки теплому летнему солнышку.
- Сыроед, - спросила я.
- Чего?
- А ведь у нас с тобой толком и не было ни разу нормального лета? Прошлое мы были заняты делами, поездками и планами, да и дымно было – хоть легкие вынимай…
- Похоже на то…
Но вот лето случилось все-таки и у нас. Пусть даже и зимой, но – вполне заслуженно. И вполне заслуженно можно было им, этим летом, наслаждаться…
- Собака там че, могилу себе роет? – присвистнул Сыроед, оглянувшись в поисках Геры и заметив огромную кучу песка рядом со столбиком, к которому мы ее привязали.
- Похоже на то...
- А как мы с тобой ее доставать оттуда будем?..
Но, на наше счастье, схорониться заживо собака не успела, поэтому из захоронения достали мы ее довольно легко. Прошлись по другой стороне города, купили себе стремных сендвичей – до сих пор не уверена, с чем все-таки они были… Сели в скверик ждать ребят, пристегнули Геру к дереву, только развернули душистую бумагу, собрались кусать вкусняшку, и тут откуда ни возьмись из воздуха упал безумный газонокосильщик, недвусмысленно собравшийся скосить вместе с газоном и нашу собаку.
- Убирай, а то скошу! – подмигнул мне газонокосильщик и сделал предупредительный форсаж…
Не успела я отвязать Геру и снова взяться за бутерброд,
как из воздуха нарисовалась бабка, вцепившаяся в белый вязаный свитер, что заботливо выдал мне с утра Лизун.
- Ну-ка что у нас тут, олени? – не обращая внимания на меня, бабка сосредоточенно изучала тщательно вывязанных на свитере фиолетовых зверюшек.
- Ну, как бы это.., - начала было я, пытаясь куда-то деть сендвич, боясь, что бабка сейчас его невзначай надкусит, невозмутимо приговаривая: «Так, что тут у нас, сырок, помидорчики, неведомая зеленая хуйня…»
- Не вяжешь? – поинтересовалась бабка.
- Да, не очень как-то.., - замялась я.
- А зря, зря…, - покачала головой бабка, - Пора бы это уже… А собачка чья?
- Друзей…
- А ну, так это может я ее себе возьму у меня, правда, самой их дома пять, ну, так одной больше одной меньше – это не беда…

- Где ты их берешь? – ржал впоследствии Ден. – Я шестнадцать лет живу в Израиле и за все это время встретил от силы двоих!!!

Где-где – из воздуха – сказано же. Больше – неоткуда.
Захожу на тахану мерказит (центральная автобусная станция) в Тель-Авиве. Все прошли охранника. А меня одну хватает за подвязанный на талии свитер безумная бабка, смотрит мне в глаза широченными зрачками, улыбается во весь беззубый рот и трогательно так поглаживая по руке, говорит мне на иврите что-то вроде: «Внученька, ну что ж ты так неосторожно свитерок носишь? Надо же покрепче завязать, а то – потеряешь!» И с этими словами бабка затягивает потуже мой свитер и пропускает меня внутрь.
- Да, не обращай внимания! – говорит мне охранник. – Это у нее – бывает!
А я уже давно к таким вещам привыкла. Вздрагиваю только иногда – от внезапности возникновения. А так-то что – обычное дело). Эльфы – они ж такие…
Мы поужинали на пляже, подышали средиземноморским ветром, Сыроед с удовольствием погонял ворон, которые без стеснения порывались поужинать с нами. Их даже не особо смущал наш скромный вегетарианский пакет. Впервые видела ворону, методично пережевывающую попку от помидора.))
А через недолгое время мы уже мирно сопели в нашей кровати, и во сне я видела удивительную картину. Как будто какой-то голубой дом на песочном пустыре, а рядом с него ростом стоит красивая девушка, которая выдувает на ладони ветер. И ветер этот колышет занавески на окнах, вздымает песок под ногами и сдувает солнце за край горизонта. Рыжее, как апельсины в кронах израильских рощ.



@темы: Я, конечно, - за любовь, только - не такую! (с), Я - конь с ушами! (с), Это твоя родина, сынок! (с), Хеппи энд неизбежен (с), Сны о чем-то большем (с), Порапобабам, порапобабам..., Пап, а что такое - пиздец? (с), На Земле сильней земли только выстрел и любовь (с), Любовь истинна., Любовь - это синоним Бога. (с), Есть только любовь.

URL
Комментарии
2011-02-12 в 16:04 

jetau
всё будет как попало
Это прекрасно *____*
но шо ж вы душу травите?))) нам-то оно светит только ближе к осени....

2011-02-12 в 16:19 

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
))) Осень - тоже отличное время для путешествий! Здесь заодно все цвести будет)) А вы тоже снова в Израиль думаете?

URL
2011-02-13 в 13:00 

jetau
всё будет как попало
ну всё упирается в вопрос бабла, раньше осени вряд ли наберём)
хотя однажды мы там были летом - так я еле выжил, я плохо переношу жару... так что оно и к лучшему)

ага, мы на этот раз хотим заселиться в Хайфу%)

2011-02-13 в 20:35 

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Лето - это местный фильм ужасов - согласна. Летом мои друзья отсюда периодически бегут в Москву. Особенно удачной была их поездка прошлым летом))
В Хайфе отлично просто - мы там побывали в этот раз. Там Бахайские подвесные сады... Это просто чудо!!!

URL
     

Если есть конечная точка у нашей свободы, то она будет здесь

главная