man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
- Собачка-а!!! Ну, ты ж не котик!!! – плакал Сыроед, отчаянно пытаясь выпихнуть сопротивляющуюся Геру из нашей кровати, в которую та повадилась забираться, пока мы спим, ловко устраиваясь под боком у меня, во второй фазе сна не способной отличить ее теплую тушку от Сыроедовой. Но Гере, надо сказать, было все равно, а главное – удобно. Поэтому вот уже которое утро Сыроед просыпался от звука собственного голоса, кричавшего отчаянное «Ой, бля!!!» в ответ на утренние телячьи нежности перегнувшейся через мое бренное тело и дрожащей от удовольствия при возможности зализать кого-нибудь насмерть собаки.
В прошлый мой приезд в чудо-страну до Тель-Авива я так и не доехала, поэтому это было первое место, в которое отправились гулять мы с Сыроедом.
- Hi, do you have a city map? – поинтересовалась я учтиво в окошке с надписью information.
- Sorry, - не менее учтиво с сожалением ответил мне сидящий в стеклянной будке дяденька. – But its in Russian only
- А! Круто! Тогда дайте пожалуйста на русском! – обрадовалась я.
- Вы говорите по-русски?! – обрадовался дяденька. – Тогда вот вам! И вот и еще – вот!!!
И выдал мне из недр будки увесистый полиэтиленовый пакет, в котором лежало такое количество карт, что можно было не отходя от кассы поднять бабла, продав лишние экземпляры.
Мы миновали ароматные развалы с местными бубликами, и стали усиленно искать выход наружу. А, надо сказать, что сделать это впервые, будучи поглощенным семиэтажной таханой мерказит, в недрах которой кроется целый город со всеми его шубами, зубами, пирсингом, бомбоубежищами и всего «по…» довольно не простая задача, требующая какое-то количество времени. Но вот нам все же удалось найти лазейку на свежий воздух. Мы осторожно вышли, принюхались, как кошки, покрутили головами, потыкались в карту и, вдохновленный новым квестом Сыроед, с энтузиазмом повел меня в неизвестность. Но довольно скоро эта неизвестность перестала меня тревожить и я смогла наконец расслабиться и начать смотреть по сторонам. Потом мы купили сахарных плюшек и по привычке стали искать море. Для туристов время было еще раннее, поэтому город принадлежал нам.
Открывались уличные кафешки, в них заходили люди попить кофе. Люди ехали на работу. Залезали на стройку рабочие. Возвышались могучие краны над крышами глянцевых исполинов, которые однажды должны были превратиться в отели и торговые центры, а на узеньких тенистых улочках жизнь шла, как в любом приморском городке с его бесконечными манящими спусками к морю. По одной из таких мы с Сыроедом к нему и спустились. Расстелили одежду, разложили завтрак, разомлели от удовольствия и от ласково пригревающего солнышка. Поели, сообщили Лизуну, что мы живы и здоровы и что отныне меня теперь хоть в лес посылай, потому что у меня есть надежный компас и уснули посреди песка у самых волн…
А пока спали – загорели и, согретые и выспавшиеся еще много часов гуляли по новым районам, пока ноги не отвалились. В последнее время это вполне привычное для нас состояние.
Как же я люблю гулять! Раньше не любила. А все потому, что не знала дорог. А учитывая, что прийти, куда нужно, я могу только быстро и – от страха, то гулять в таком состоянии удовольствие не сильное, скажем так. А Сыроед всегда знает, куда идти. Ну, или хотя бы делает вид, что знает, поэтому с ним мне гулять – самое лучшее занятие на свете после секса и музыки.
Потом, через несколько дней, мы добрались и до старого Яффо. Причем к его началу мы пришли даже в первый день наших скитаний по городу, но потом посидели на кругу, перекусили и почему-то решив, что впереди нет ничего интересного, повернули в обратном направлении.
В первое время мы еще как-то боялись оставаться в городе до темноты, а потом попривыкли и гулять стало в еще больший кайф.
Старый Яффо – такой красивый городок! Там и домики солнечные, и базар, и порт с сотнями лодок-корабликов. Мы с Сыроедом были готовы там поселиться прямо сразу. Зашли попить кофе в арабскую кафешку, пока я ковырялась с кошельком, Сыроед выбрал нам на пробу всего поштучно. А я раньше никогда не пробовала настоящих восточных сладостей. Только рахат-лукум местного россыпа да замасленный чак-чак. А тут все настоящее, без фритюра галимого. Поэтому я сначала сопротивлялась, а потом жрала в два горла: это за маму, это за папу, это за Сыроеда… А Сыроед только и успевал подвигать мне сладкие кусочки. Можно было слюной на радостях подавиться.
Это как идем на днях с Сыроедом, он поглощает выстраданный мной бублик и вдруг ка-ак скривится! Я перепугалась не на шутку.
- Сыроед, - спрашиваю, - что ты съел?!
- Язык, блядь!!!
Порт Яффо довел меня до окончательной истерики, плавно переходившей в маразм. Я металась по пристани, гонялась за котиками, которых здесь ТЫСЯЧИ. Просто мечта идиота – кошачья страна. Котики везде. Котики смешные, котики-пираты, котики непредсказуемы. Пошел тут Ден мусор выбрасывать. Размахнулся, зашвырнул в помойку пакет, а из помойки ему навстречу рикошетом летит кот-убийца и приземляется не куда-нибудь, а на самое что ни на есть плечо как попугай старому пропойце Флинту…
А по пятницам с утра хлебные лавки в Израиле превращаются в настоящие гетто, и когда в них заходишь создается такое впечатление, что в них мусульмане отлавливают всех проголодавшихся и не продают им хлеб, а провожают на массовые расстрелы. И все вокруг вертится, кружится, летают булки, свистят над головой подносы, свистят в уши работники, орут покупатели, орут кассиры, орешь ты сам в конце концов потому что ничего не слышишь в этой воробьиной оратории. И ждешь, что и тебя тоже прямо вот с этой булкой сейчас возьмут и расстреляют….
На самом-то деле никто никого никуда не провожает, а на прощанье даже говорит «спасибо за покупку», но это не меняет впечатления. Просто в пятницу «шаббат входит» и после двух часов дня и до следующего вечера страна отдыхает, поэтому до двух часов люди почему-то решают, что каждая буханка хлеба последняя и – все – больше никогда.
А еще по пятницам в Кирьят Гате проходит свое, особенное маленькое шоу – в него привозят дешевую клубнику.
- А как мы узнаем, что это именно – клубника? – поинтересовались мы с Сыроедом у Лизуна.
- А вы услышите, - загадочно хихикнул Лизун.
Идем с Сыроедом по улице с отвоеванной булкой. Мы ходили завтракать в «Арому», где есть бесплатный Wi-Fi, чтобы разослать в Москву всевозможные ЦУ. Идем, хрустим корочкой, понимая, что до домашнего чая с сендвичем булка вряд ли доживет… И тут Сыроед ставит уши торчком и с радостными воплями «Клубнииикааа!!!» устремляется к нашему дому.
- Где? – не понимаю, но послушно несусь рядом я.
- Прислушайся!
И тут я прислушиваюсь и понимаю, что в произносимой во всю луженую мужскую глотку неведомой мне абракадабре действительно различаются отдельные словосочетания, типа «Слядкий клюбник!!!».
Какой кайф был потом валяться на диванчике на балконе, прижавшись к теплому Сыроеду и жевать, жевать эту абсолютно неподдельную летнюю ягоду! В доме пахло душистым домашним хлебом, который накануне испек к столу Лизун. Все было хорошо.
- Девочки, а вы не видели хурму? – весело поинтересовался проснувшийся Ден.
- Ну.., - виновато затянула я, а Сыроед сделал лицо Осечки «а я че? – а я ниче…». И предстала передо мной эта вкусненькая, сочненькая хурма, в которую мы с Сыроедом сыграли в саранчу еще сутки назад.
Потом мы хурму на всякий случай купили, а заодно сварили щавелевый супчик с последней луковицей…
- Девочки, а вы не видели лук? – снова и, разумеется, весело поинтересовался Ден, собираясь готовить.
- Ну.., - по привычке начала я.
- Понятно поржал Ден и пошел назад на свою кухню.
- Ну, у нас есть хурма! – подхватил ему вдогонку Сыроед.
Так и живем. Гуляем, готовим. Спим. Очень много спим. Как будто – жизнь не спали. Я дописываю «Кукольного мастера» и фотографирую. Никогда не думала, что фотография – это настолько увлекательно и что не все руки у меня из жопы. Некоторые даже фотоаппарат держать могут.
Вижу бесконечные сны обо всем на свете. Слушаю в них новый, еще не вышедший альбом Земфиры, фотографирую. Только не этот мир. Какой-то другой. Которого не существует. Или который – за гранью очевидности.







@музыка: Герои 5

@темы: Хеппи энд неизбежен (с), Сны о чем-то большем (с), Порапобабам, порапобабам..., Мастер есть в каждом из нас., Любовь истинна., Любовь - это синоним Бога. (с), Есть только любовь., YMCA