02:05 

Шалом, Исраэль! Часть тринадцатая.

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Мой Бог! Здесь удивительные люди!!! Сколько позитива несут они!!! Чего стоят одни местные электрики! Это же праздник какой-то! Когда мы все дружно переехали в Ашкелон, поближе к цивилизации, первое, что необходимо было проверить – это электричество. Ден радостно обесточил всю квартиру и полез выкручивать старый патрон лампочки. Едва он к ней прикоснулся – его тут же звездануло самым натуральным электричеством. Мы сначала не поняли юмора, а потом оказалось, что местный умелец просто врубил вместо фазы заземление. Наверное, чтобы ничто не предвещало беды и жизнь не казалась людям такой пресной…
Дальше – больше. Кухонные розетки … Ммм… Произведение искусства… Их две, ага. Только встроены они аккурат на уровне кухонных полок. А в кухонных полках на уровне розеток аккуратненько выпилены квадратики такой ширины, чтобы можно было в розетки вставить вилки…

Возвращаемся из Хайфы. Добрый друг Лизун собирается нас встретить на вокзале на машине, но по дороге заезжает в магазин и, соответственно, немного задерживается. Мы с Сыроедом не будь дураками – тоже заходим в местный супермаркет.

- Вы где? – звонит нам Лизун.

- Мы на кассе, - бодро отвечаем мы. – Мы быстро! Перед нами одна женщина…

Ничто опять же не предвещало беды, кроме количества продуктов, которое эта женщина покупала. И ладно бы она просто молча и методично выкладывала их на ролик кассы и не пыталась поговорить одновременно со всеми окружающими, и ладно бы кассирша тоже методично делала свою работу, а не вскакивала и не обнималась с первым встречным работником супермаркета, который бы за эту кассу не подходил… Женщина выкладывала продукты минут, наверное, десять. А потом – нет бы расплатиться как все нормальные люди: наличными миллионами или, на худой конец, золотой картой какого-нибудь банка… Нет, блядь, она достала чековую книжку… На что кассирша нехотя оторвалась от задушевной беседы и стала звонить куда-то по местному телефону, очевидно, выясняя, принимают ли они банковские чеки.

На пятнадцатой минуте я поняла, что меня обуревает сатанинская ярость.

Но тетку это, надо сказать, мало волновало. Ее жизненная позиция была помощнее целительной силы жезла Сейлормун. Маленькая, лысая, в какой-то шапочке, какой-то юбочке, очочках, золотыми колечками в ушах, она не боялась меня и уже лезла целоваться к кассирше, прочитав неожиданно имя на еe бейджике, которое на кассиршину же беду оказалось аналогичным имени какой-то из теткиных родственниц. А на том конце телефонного провода все не отвечали. И тогда я поняла, что если сейчас не произойдет чудо, то я ее убью.
- Ну, что вы все такие печальные? – радовалась тетка.
- Мадам, нельзя столько жрать!!! – не выдержала я.
А она мне почти фальцетом:
- О, да! Я – звезда!!! В моей Франции меня все знают!!!
- Жрешь много, говорю!!!
- Звезда!!!
Все это напоминало сцену из приюта для умалишенных. Причем умалишенным в данной ситуации чувствовала себя исключительно я…

А позади нас тем временем люди уже тоже не стеснялись и начинали с удовольствием поедать свои будущие покупки…
- Жрать мы хотим! – пояснила нам милая женщина в розовой кофточке, открывая баночку с маслинами.
- Ах вот оно что! – порадовалась я и приготовилась бить тетку на смерть.
Но пока я мотала головой по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого, знаменитая французская уж-не-знаю-кто она-там-по-профессии уже активно выписывала зелененькие чеки никуда так и не дозвонившейся и сдавшейся кассирше и готовилась отчаливать вместе со своим сумасшедшим семейством, неустанно реющим вокруг в ожидании очередного поцелуя…И ведь она действительно сделала это – на прощание рассылая воздушные поцелуи всем окружающим.

И вот уже, казалось, впереди забрезжил маячок надежды – расплатиться, наконец, за свою несчастную фруктину и буханку хлеба…

И счастье было близко, но тут кассирша неожиданно заявила, что у нее нет сдачи и делайте, что хотите. Мы поинтересовались, может – мы мелочью наскребем, а она нам тогда нашу большую бумажку отдаст взад. Но кассирша сделала вид, что нас вообще не существует, как в том анекдоте и продолжила обслуживать других покупателей. Потом, конечно, над нами сжалились какие-то русскоговорящие женщины и объяснили кассирше популярно, что так, как она, делать нехорошо… На что кассирша сделала лицо новорожденного, которому вместо молока дали пюре из антоновки и со словами: «Ну, ладно – на!» вытащила нам из кассы горсть далеко не последнюю горсть монет…

Итого на все про все у нас ушло двадцать пять минут…

- Вы что – издеваетесь?! – спустя эти самые двадцать пять проведенных на автомобильной стоянке минут запищала на меня телефонная трубка пронзительным голосом.
И в принципе в своем гневе Лизун был кругом прав. Но что поделать, если в Израиле никто никуда не торопится? А куда им, собственно, торопиться? Все здесь.
Наблюдали как-то ночью с Сыроедом волшебную русскоязычную и ухрюканную в хлам пару, под нестройный хор давно забытого: «А я иду, шагаю по Москве…» растворившуюся в ночном тумане.
По Израилю ты шагаешь!!! – патриотично крикнул им вслед Сыроед, но едва ли они его услышали.
В Иерусалиме. Идем по улице. А навстречу нам очередная веселая пара. И ОНА ЕМУ вдогонку: «Ну, шо ты вырядился, как на базар, я тибя спрашиваю?!!»
В Иерусалиме – вообще полно моих друзей. Возвращаемся домой, а перед нами в нескольких шагах движется Господин Ветер. На нем треники, мутно-голубая джинсовка, на правой руке – сияющий перстень и в ней же – баночка Колы, а в другой руке – клеточка с черненьким джунгарским хомячком. Так это было мило! Но жители Израиля, впрочем, это еще не главный местный катаклизм.

Как-то ночью на нас с Сыроедом напал факс. Спим мы себе и спим и вдруг Он кА-ак оживет, как затарахтит, зафыркает, зашевелится… Спросонья во тьме я было решила, что сейчас эта штука оживет в лучших традициях Стивена Кинга и задушит нас обоих нахер… А главное – я его выключаю, а взамен мне включается и принтер, и сканнер, и все это гудит, мигает, издает апокалиптические звуки – в натуре механический ад, Пила-8 какая-то. Думала – поседею со страху, пока это все прекратится…

Другой раз залезаю в ванну, а меня по голове – хрясь!!! Это была палка от штоки, которая по понятной лишь ей одной причине решила на меня напасть… Переехали на новую квартиру, вылизали ванну, Ден взял дрель, насверлил дырок, понавесил всяких ручек-крючочков. Красиво висит – глаз радует. Лезу в ванну, включаю душ, радуюсь нагретой солнышком воде и тут – бамм!!! – все разом выключается, резко начинает болеть спина, а главное – никого…

Я повтыкала, замерзла, заново включила душ, домылась без удовольствия, вылезла и вижу – около туалета скромненько лежит держалка для душа. Одному Богу известно, как ей удалось совершить такой пассаж…

Хотя и это еще – ладно. Как-то раз зашли мы с Сыроедом случайно в черный квартал в Тель-Авиве. Как сказала бы моя мама: квартал буквально кишел местными духами. Идешь так по темноте, а навстречу тебе движутся одни улыбки… И изредка – отдельные части верхней одежды – штаны там какие или футболка…

И вот собираемся мы переходить дорогу, а из припаркованной машины на меня вдруг кто-то ка-ак облает меня… Я сначала поорала, а потом думаю: «Ни хуя себе собачка…» Пригляделась: нет, не собачка – человек… Просто в темноте лица не видно…

Гуляем как-то с Сыроедом по Ашкелону. Шаббат вошел, на улицах никого, даже фонтаны не работают. Поравнялся с нами как всегда возникший из воздуха мужик… Сначала вроде нормальный такой был, белая рубашечка, портфельчик интеллигентный. Ну, прошел, ну, улыбнулся нам, обогнал вперед. Мы идем, разговариваем. Тут я чувствую, что что-то не так. Поднимаю глаза, а обогнавший нас чувак уже идет спиной вперед, смотрит на нас и лучезарно улыбается… А потом, на перекрестке, из белого джипа нам улыбнулись два брата близнеца…
- Да в чем дело-то?! – не выдержал Сыроед.
- Медом просто намазано – вот и все, - успокоила его я.
Может и правда нет никаких других измерений, а все дело в том, что в Израиле крайне не популярны штаны-обосраки…

Зато здесь до сих пор популярны диснеевские мультики. Вот – недавно видела в местном журнале «Досуг» и иже с ним рекламу незабываемого эротического шоу «Чип и Дейл». Даже подумать страшно, что они могут там показывать…

Не уступает им и хозяин квартиры, которую снимают в Ашкелоне Лизун с Деном. Я молчу про то, что он приходит когда хочет. Звонит в дверь без предупрежденья, отодвигает тебя с прохода и идет по своим делам.
- Ну-ка что тут у нас… Ага… Рисуем значит.., - полез он в последний раз под руку к расписывающему акрилом мосган (кондиционер).
Очень он зря это, конечно… Причем, когда он заходит в квартиру, в первую голову он почему-то здоровается с Герой.
- Мы вам тут не мешаем? – тихо поинтересовалась было я, удобно устроившись с ноутом у теплого окна на собачьем коврике, на котором мы с Герой периодически уютно дрыхли в обнимку. Но хозяин меня проигнорировал. Опять же, как в том анекдоте.

Когда мы на эту квартиру въехали, первое, что мы в ней застали – это здоровенный диван, привязанный единственной веревочкой к перилам балкона.
- Смело.., - оценил ситуацию Ден, собираясь диван выбрасывать и обнаружив, что – нет, не показалось и что веревочка действительно одна.
- А это что? – поинтересовались мы у хозяина, тыча пальцами в прорезанный квадрат тента над нашими головами все на том же балконе.
- О! – неожиданно обрадовался хозяин. – Это – ко мне воры лезли! Лезли-лезли, уже и дырку в крыше проделали, а потом смотрят – я здесь и – передумали…

А еще у них тут в некоторых магазинах водка стоит в открытом холодильнике на одной полке со сладкой минералкой и чистой питьевой водой.

А в аэропорту у досмотрщиков крайне популярен русский язык. Как-то мама Лизуна пыталась покинуть чудо-страну, и Лизун даже был готов переводить ей вопросы с иврита. Так нет же! Тетка досмотрщица решила самолично установить контакт и решительно объявила, что будет говорить по-русски, а потом долго удивлялась, почему мама Лизуна ни черта не понимает.
- Она ее и спрашивает, - ржет Лизун, - У вас есть подарки медведь боюсь бомба?

А потом объясняю маме, что имелось в виду. А ввиду имелось, не дарили ли маме за время пребывания в стране мягких игрушек, которые она пытается увезти с собой? Ведь в них может быть зашита бомба…

В общем – некогда скучать в Израиле. Был бы карандаш да блокнот под рукой…

Photobucket

URL
   

Если есть конечная точка у нашей свободы, то она будет здесь

главная