man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
- Как думаешь, соседи соскучились по нам? - вслух подумала я, пока Сыроед ковырялся ключем в замочной скважине нашей мантраквартиры.
Наконец-то мужики доклеили последние полоски обоев, забрали все деньги подчистую и ушли туда, откуда пришли. И лом свой, как вытащенный из почки камень нам на память оставили.
Квартирка сияла на все те деньги, что мы за сияние это заплатили. Поначалу было даже страшно к новой красоте прикасаться. Но Сыроед освоился довольно быстро, похватался за тряпки и отправился драить ванну.
Не прошло и двадцати минут, как дверь квартиры с легкостью распахнулась, и в кухню по-хозяйски проследовал сосед с трусах...
- Ну, ниче так, да, - вместо приветствия откликнулся сосед, критически осматривая пространство... Ремонтик такой ниче да... Как новенькое все... А потолок из чего? Гипсокартон? Не, надо было по-другому делать, но и это сойдет... Ну, да... Молодцы...

И - ушел.

Не успела я понять, что произошло, как в дверь истерично позвонили. Только я потянула за ручку, как в образовавшуюся щель вихрем всосалась соседка с деньгой в протянутой руке. Глаза ее были смотрели целеустремленно в мои, на футболке было написано "I like Wiski". Притом, сама соседка выглядела таким образом, словно за этим самым Wiski была уже не один год замужем.

- Купи мне коньяку! - выпалила соседка, воровато озираясь по сторонам, исследуя наши сияющие золотом стены на предмет проросших лишних ушей. - А че у вас тут? Ремонт? М... Ну, ниче так! Молодцы!!!

И ушла, подмигнув.

- Ничего, что мы здесь живем?! - выдохнула было я, но тут в дверь снова позвонили.

Я решили было, что это та же соседка что-то снова забыла, но едва я распахнула дверь, как с недвусмысленным вопросом "А нет ли у вас жидких гвоздееей?.." в квартиру просочилась старушка-божий одуванчик. И вот кого-кого, а ее - наверняка наше с Сыроедом присутствие в квартире не смутило нисколько.

И вот я еще и ухом не моргнула, а незнакомая мне старушка уже вовсю лазила по комнате, трогая все поочередно и деловито приговаривая: "Так, а это у нас тут что? А это? А это..? Угу... Картинки значит, рисуем? А кто художник? А с этим что делать? М... Барабанная установка? А если я постучу? Не стучит... Какая жалость... О!!! Сколько всякой маленькой неведомой хуйни висит у вас под... Кстати, что это такое? Кровать?... Кто делал Белка? На свадьбу?... А... Молодец какая Белка... А тебя как зовут? Сарафан? Хорошее имя... А там кто? Кто? Сыроед? Сарафан и Сыроед... Как хорошо... Чтож - будем знать, будем знать..."

Сыроед как-то подзабил на происходящее сразу, расслабился и продолжал намывать новый кафель в ванной, а меня так и распирало спросить: "Бабуля, а вы блядь вообще КТО?!!" Но тут бабуля словно предвидела мой каверзный вопрос и с улыбкой просочилась обратно на лестничную клетку, приговаривая: "Ну, вы заходите, если что - я на четвертом этаже живу..."

И я бы даже хотела развести руками после ее ухода, но тут снова раздался дверной звонок...

Это пришли местные рамшан с джамшутом забирать стиральная машинка. Ми им просто обещаль до ремонта что они нам помогут мусор виносить, а мы им за это машинка отдадим. Только они почему-то пльохо поняли, что это будет одна машинка, а денег не будет и очень возмущались, почему же нет денег...

В итоге мы эту машинку грузили на тачку чуть не сами посреди квартиры, а сиденье от велосипеда так и не нашли - кто-то вывернул его однажды ночью. Возможно - это был акт нашей расплаты за моральный ущерб))

Но на самом деле даже на этом все не закончилось. Потому что едва стихли за дверью скромные шипящие маты рамшана с джамшутом, в пустующую мантраквартирку аккурат с Дрим Флеша ввалилась наша старая знакомая Наги в самом веселом расположении духа, но опухший от концентрации внимания к нам и нашему свежему ремонту Сыроед ее восторгов не разделил, мыльные пузыри пускать отказался, надломил принесенный Наги апельсин и выставил нас обеих на улицу в поисках коньяка для заждавшейся соседки.

- А я думаю: "Ну, сейчас лицо свое повернет - я точняк паспорт спрошу!" - кудахтала продавщица, отсчитывая мне сдачу последней мелочью...



Меня на этой почве в последнее время то и дело когнитивный диссонанс застает врасплох. Пошла я тут в Зеленограде в гости к Мусе и заскочила в местную стекляшку за очередным мировым злом. А сама в штанах-обосраках, в кофте, которая мне на десять размеров велика, с расточками в волосах...

Тетка за кассой не мигая глазом и спрашивает:

- Паспорт пожалуйста...

А я уже года два как не покупаю ни алкоголя, ни сигарет как-то настолько отстала от жизни, что пропустила тот момент, что у нас несовершеннолетним ничего такого не продают. Но это бы ладно - я-то тут при чем? Я покрутила головой по сторонам, вернула голову в исходную позицию и поняла, что всех задерживаю. А когда поняла - так возмутилась.

- А это еще зачем? - спрашиваю, искренне не догоняя.

- До 18 мировое зло не продаем! - сварливо пискнула тетка.

И тут до меня дошло, что это именно мне сейчас ничего такого вкусного не продадут. А я в такие моменты очень теряюсь, ибо мне уже даже не восемнадцать давным-давно... В таких случаях я сразу вспоминаю Сыроеда, который в Питере тщетно пытался купить в ларьке пива, а его оттуда все время гоняли, истерично крича вдогонку: "Что ты мне показываешь паспорт своей старшей сестры, мальчик?!"

Я протянула паспорт тетке за кассой, а она как давай охать:

- А вам че - правда двадцать шесть?!

- Как видите...

- Люсь, Люсь, пойди сюда!!! - заверещала тетка продавщице в дальнем отделе, тыча в ее растерянное лицо моим раскрытым паспортом:

- Прикинь, ей двадцать шесть!!!

- До.., - повела бровями Люся так, словно я пришла в магазин голая.

По всей видимости, это все мне одной наивно кажется, что я взросло выгляжу...

Хотя - с какой стороны на это посмотреть.

Едем тут с Сыроедом в 400-м в Зеленоград. Пробка. Укачивает. Сыроед устал и прилег ко мне на колени, прикрыв мое любимое завернутое от рождения ушечко высоким воротом кофты. Едем. И тут уткнувшийся все это время в Ницше мужик, неожиданно из него вытыкается и начинает ласково потрепывать Сыроеда по волосам, приговаривая мне:

- Устала твоя дочурка... Бедняжка... Долго едем - и то правда...

Но возвращаясь к теме ремонта, остается добавить, что и это мы тоже пережили. А как именно - это уже в следующей серии.

Photobucket