23:52 

Про радио Maximum и Живое ТВ и как заставить плакать крокодила

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Как-то в мае у нас выдался совершенно безумный день: мы должны были умудриться сыграть два концерта в один день. И мало того, что в двух разных ипостасях, с разными программами, составом музыкантов и инструментов, так еще и в разных городах. Идея попахивала бредом сумасшедшего, но делать было нечего - я уже на все согласилась. Начиналось все как обычно вполне себе безобидно. Где-то в Сети я краем глаза увидела, что мои знакомые девочки из Импульса - те самые, которые зачем-то прятались от нас по сугробам в славном городе Рязани - сыграли живой концерт на радио Максимум в Серпухове. Пораскинув последними мозгами, я поняла, что не вижу причины и нам такой концерт не сыграть. Посему я разыскала контакты ведущего программы и выслала ему свое портфолио и карточку артиста.
Это был один из тех занимательных случаев судьбы, когда ты делаешь, на первый взгляд, незначительную вещь, что-то вроде первого шага, а в итоге получается настоящая судьбоносная встреча, которая повлечет за собой большое количество взаимосвязанных событий...
Но для начала - все по порядку.
Итак, я написала ведущему программы деловое письмо с предложением, от которого он в принципе мог, но даже и не подумал отказываться. Ибо - не каждый день на региональную студию приезжают живые аккордеонисты и виолончелисты. Ответ и приглашение приехать я получила незамедлительно, а через пару минут диалога поняла, что нашла еще одну родную душу...
Мы условились, где и когда все случится, и на какое-то время забыли друг о друге.
Потом в процессе мне написала знакомая, с которой мы пели на одной сцене на презентации альбома Ясвены. А теперь Люда сама собиралась презентовать в мае свой первый альбом и никак не могла определиться с местом. Я подсказала ей самый удобоваримый вариант, а она попросила сыграть на ее премьере. И как-то так вышло, что мы могли сыграть на ее премьере всем электрическим составом, плюс ко всему на Живом ТВ я сама хотела как-то сделать сольный концерт, а тут выдавалась возможность посмотреть площадку в действии и заодно обкатать кое-то из новой программы. Положительных сторон была масса. И масса эта была бы еще больше, если бы этот праздник жизни выдался не на день нашего эфира на Максимуме.
- Бля, - подумала я, - и что делать?..
Но потом я подумала еще и поняла, что такого мы в любом случае еще не делали. Заодно попробуем.
В итоге оказалось, что всех сложившихся обстоятельств мало и в довершение ко всем у просто жизненно необходимо за два дня до исходного события купить четвертого котенка (почему я это сделала я расскажу отдельно), которого будут быть все, кому не лень и которого нужно будет все время держать на руках. Даже во сне. Иначе - могут и убить.
- Бля, - в очередной раз подумала я, - и что делать?..
Завтра в восемь утра нам с Сыроедом и Настей надо было уже быть на вокзале, чтобы без приключений добраться до студии к одиннадцати утра. По сути дела - мы со всеми нашими подготовками и котенком, которого ни в коем случае нельзя было оставлять одного дома не успевали даже купить завтрак. На завтра.
На наше счастье у нас есть ночной зверь Азхель, которая не спит ночами. И по какому-то счастливейшему из обстоятельств Азхель нужно было утром ехать в Москву. А раз она не спит до самого утра, то ей в принципе не стоило особо сильных трудов с первым поездом приехать к нам, привезти завтрак и спокойно поспать с нашей маленькой Санечкой на руках. Что, собственно, и произошло в итоге.
То есть по сути дела мы проснулись, чтобы начать собираться в дорогу, а завтрак был подан нам практически в постель.
- Азхель, чтоб я без тебя делала! - порадовалась я, разглядывая ее полосатые сине-сиреневые колготки.
В путь мы отправились с опухшими лицами, но зато сытые и довольные жизнью.
И опять же - все было бы хорошо, если бы мы как-то заранее посмотрели, куда нам идти. Настя как-то робко заикнулась об этом, Сыроед заранее положился на свой внутренний навигатор, а я представляла себе Курский вокзал уютной сторожкой из далекого детства.
Размер наших бедствий мы оценили, еще только выйдя из турникетов метро.
- Бля, - подумала я, - и что делать?..
Не знаю, что мне навеяло мысль об уютной сторожке, тогда как настоящий Курский вокзал - это же настоящий лабиринт Минотавра. Днем с огнем не сыщешь ни нужной кассы, ни нужной двери, не говоря о том, если ты куда-то опаздываешь. Хуже этого может быть только Центральный железнодорожный вокзал в Брюсселе.
Но Провидение в этот день пребывало неизменно на нашей стороне. Поэтому первый же эскалатор, первая касса и первый выход, в который мы выбрались к платформам оказались внезапно именно теми, которые нам были и нужны. Мы даже еще сколько-то прождали электричку, а в ней - умудрились доспать.
Мы вышли на платформе в Серпухове, и я радостно устремилась вместе с толпой к привокзальной площади.
- А вот и не туда нам, - схваитл меня за руку Сыроед.
- А куда здесь можно еще? - удивилась я, без удовольствия наблюдая с другой стороны моста намек на промзону и местные трущобы.
- А вот туда мы и направимся, - похлопал меня по плечу Сыроед и бодрой походкой устремился к промзоне.
Промзона оказалась на самом деле обычным жилым районом. Очень зеленым жилым районом. Просто как правило в такие моменты я забываю, что все, что не Москва - уже в принципе за чертой очевидной бедности. Особняком пока что стоит исключительно славный город Рязань с ее автобусами на метане и наибурнейшей культурной жизнью.
И тем не менее Сыроедов навигатор как обычно вывел нас по кустам да к цели.
И цель, надо сказать, выглядела, как гостиные в лучших домах Парижа. Такой студии, как у радио Максимум в Серпухове может завидовать как минимум федеральный Маяк. Потому что посравнению с Максимум Серпухом Маяк в Москве - сущая помойка.
Как оказалось, Максимум квартировался в одном месте с Московским Комсомольцем. Встретили нас очень радушно. Какой-то заботливый бритый мужик с порога предложил нам свежесваренного кофе и - корпоратив на корабле. И - даже визитку оставил, как любой деятельный и приличный человек. Потом, правда, выяснилось, что это был не просто заботливый бритый мужик, а главный редактор Московского комсомольца, но об этом я, к своему обычному стыду, узнала уже дома, внимательно изучив визитку.
В студии шел эфир с какой-то невнятной певицей, которая впоследствии показалась и в редакции, отчаянно сверкая стрингами под полупрозрачным сарафаном. Пока мы настраивались, певица поведала, что вообще-то она скрипачка и ой, как здорово, а вы все сами сочиняете, да?..
Коля грозил мне ток-шоу в худшем стиле Стиллавина, но на деле оказался крайне интеллигентным молодым человеком, что даже я в какой-то момент устыдилась своей непосредственности, а проще сказать - быдлячности.
- Ух ты!!! – приговаривали сотрудники Максимума заодно с сотрудниками Московского Комсомольца, поглядывая, как Настя расчехляет виолончель. – Да это же Ростропович!!!
- Да уж, - думали тем временем мы, - еще бы Ростропович репетировал…
А ведь и правда – перед этим концертом мы успели сделать многое. Кроме репетиции…
Но как показала практика – в нашем случае как всегда сработало профессиональное отличие музыкантов с образованием от самоучек. Самоучка в лучших законах жанра долго репетирует, выходит на сцену и получается лажа. Профессиональный музыкант иногда вообще не репетирует, выходит на сцену – и – как будто репетировал…
Отличная была студия, замечательная аппаратура, бодрый звукорежиссер с ушами, который все очень быстро и комфортно настроил.
- Думаешь, нормально будет звучать в итоге? – спросила я Колю, пока мы отсчитывали секунды до начала эфира.
- Да ты че – они там сейчас все обалдеют!!! – радостно ответил Коля.
И – шоу началось.
Правда, очень было комфортно. Я в очередной раз порадовалась, что мне выпал счастливый случай познакомиться с Колей. Выяснилось в итоге, что это программа – полностью Колин проект, который он делал на свои собственные средства. Чуть ли не в обеденный перерыв на своей настоящей работе на телевидение, которая ему уже давно успела остопиздеть, как нелюбимая супруга.
- Окей, - согласилась я, - отличная идея вложена в проект. А как попала в студию предыдущая девица в стрингах?
- Ник, ну ты как первый день живешь! – изумился Коля. – Как-как. По-старинке…
- Это по какой еще старинке?
- Просто понравилась директору радиостанции…
- Аааа…
На самом деле я живу не первый день. Иногда мне кажется, что я живу на этой планете уже так давно и в своих мыслях ушла так далеко, что такие простые вещи кажутся мне чужеродными, как неудачный пирсинг.
Мы отлично провели время в эфире, и Коля на радостях решил подбросить нас на вокзал, ибо – наше время поджимало. Нужно было еще много вещей сделать перед вторым концертом.
- Как здорово, что вы сами добрались! – радовался Коля. – Обычно мне все потерявшиеся истерично звонят чуть ли не в эфир с просьбой их найти и доставить на место.
- Как дети малые! Неужели карт местности для них не существует? – с умным видом воскликнула я, предусмотрительно умолчав о том, что у меня, как козырь в рукаве, есть Сыроед со встроенным в мозг навигатором. Поэтому – где бы мы ни оказались – не было еще ни разу, чтобы мы заблудились.
- Коль, а что ты делаешь на телевидении? – профессионально навострила уши я.
- Да хрень всякую – видео монтирую…
- Ага… а кто снимает это видео?..
- Мой друг. Мы с ним в паре работаем всегда…
И тогда я рассказала ему про всякие наши клипы и про то, как весело с нами работать…
К съемкам ролика для литературной премии Хлебникова мы приступили через месяц… Аж с двумя операторами. И даже – вертолетом для съемки.
А потом я пристроила к коле в программу своих родных и близких – Лаба, Фелиду и Ясвену.
Ясвена на тот момент вместе с Яривчиком сдавала бутылки и учила немецкий в Берлине. Про бутылки не смейся. В Берлине действительно можно прийти в супермаркет и в специальный аппарат сдать все пустые бутылки, что скопились у тебя дома, получить чек и купить себе вполне достаточное количество еды. Если бы такая система была у нас – большей части нашего населения вообще можно было бы не работать….
- Приезжай домой! – радостно написала я Ясвене.
- Зачем это? – удивилась она.
- Поедешь на радио Максимум петь!
И Ясвена приехала. Не столько из-за радио, конечно, сколько из-за того, что оплата за курсы закончилась. В любом случае – я соскучилась и была очень рада ее видеть.
Как раз где-то накануне вышло наше с Мантрой интервью в каком-то красивом сетевом журнале. И я там, как обычно, не подумав, выдала на-гора историю про то, как в глубоком детстве меня бросил безжалостный Лаб и как я решила ему отомстить и сколотить собственный оркестр и заиметь положение, чтобы самой впоследствии организовывать ему концерты.
- Мстительная сучка! – пришло мне как-то поутру письмо от Лаба. Видать – следит за новостями.
- Но – спасибо, - продолжал тем временем Лаб, - и… ты все же не перестаешь меня удивлять...
Лабу, кстати, этот эфир был нужен больше всех. Это очень помогло сплотить его ребят, насколько я смогла заметить.
Но это все было – дальше, а пока, после собственного эфира мы мчались в поезде обратно в Москву. Точнее сказать – спали в поезде обратно в Москву.
Дома Азхель сменила подоспевшая Асенька, поэтому за Санька можно было не волноваться.
По приезду домой Настя упала на кровать и прикинулась грузом 200, а я прикинулась, что мне приятно все, что я делаю и что я все успею. Времени оставалось – всего ничего, а еще нужно было нарисовать лицо и собрать инструменты. Благо – идти было практически в соседний двор, хотя, надо сказать, что ковылять в соседний двор в вечернем платье, на шпильке, с синими волосами и кучей неподъемных инструментов – сомнительное удовольствие.
Ни о какой репетиции речь даже не шла.
- Нарепетировались уже, - печально прокомментировал Сыроед, очевидно, вспоминая волшебство наших обычных репетициях, на которых – в лучшем случае все знакомятся с новыми участниками проекта, а потом уже смотрят в ноты.
Но на этот раз хотя бы не пришлось звать из запаса новую флейтистку, ибо Аня неожиданно приехала с гастролей накануне концерта. Да и играет Аня лучше всех. Хотя я еще очень Димку люблю. У него изумительный звук, хотя Леська говорит, что с точки зрения академической музыки так играть нельзя… И тем не менее – именно этот звук идеально подходит для российской рок-сцены, точнее – для отсутствия какой-либо сцены и звука…
Кое-как мы все-таки доползли до Живого ТВ. Собрала всех своих ребят, стали спускать в подземелье. Я там была уже много раз – там наш звукорежиссер по воле случае работает…
Внутри все оказалось – в лучших традициях: духота, темнота, пьющие люди, лицо стекает в декольте вместе с косметикой… Полуживую Люду красила девочка на лавочке на выходе… В зале творился какой-то бардак.
Стали строиться, я даже ушной мониторинг на этот раз приобрела – а звук настолько лишен акустики, что хоть плачь. Весь концерт даже с ушным мониторингом у меня было стойкое ощущение, что Мантра состоит из меня, барабанщика и флейтистки. В таком составе музычка звучала довольно по-больничному. Зато Насте с Женей понравилось. Ну, хотя бы кому-то…
Для меня этот концерт был настоящей пыткой.
А Сережка на него пришел не только с Машкой, но еще и сына восьмилетнего с собой взял. Сыроед говорит, что ребята были в полнейшем восторге – они потом с горящими глазами подходили. И кто-то даже что-то говорил про оргазмы…
Не знаю, насчет оргазма. При таком звуке лично я испытываю недвусмысленную фригидность, или – что еще хуже – окончательную импотенцию.
После концерта мне даже написал какой-то поклонник, что там, оказывается, на весь земной шарик была он-лайн трансляция концерта. Поинтересовался, что это я смешных случаев из жизни не рассказывала и почему показывали все время барабанщика…
Да какие там смешные случаи, когда тебе откровенно хочется убежать со сцены? Ну, как можно петь, когда звук уходит со сцены в зал, ударяется об заднюю стену и возвращается тебе обратно в лицо?
- Ладно – ты хоть просто поешь, - пожаловался впоследствии Артем, - а прикинь как барабанщику весело, когда он слышит эхо собственного удара с опозданием в несколько секунд? Тут никакой метроном не спасет…
И все же мы доиграли, и люди даже порадовались, но по поводу сольного концерта я зареклась прямо на выходе из зала. Как ворона в том анекдоте, приговаривавшая «на хуй, на хуй черные тучи»…
После концерта кто-то поехал по своим, Сыроед и Настя остались поболтать с Аней, которая сняла репетиционную комнату на ночь, чтоб поготовиться к завтрашней специальности.
Я ушла в каморку к Леше.
Леша всеми силами поднимал мои упаднические настроения историями из жизни своей родной сестры, не забывая при этом комментировать, что кому-то бывает и хуже.
Его сестра вышла замуж за дрессировщика крокодилов. Какой-то известный парень, но я забыла его фамилию.
Так вот подошел к ней как-то на улице молодой человек с целью познакомиться. Был, разумеется, послан, но сдаваться так просто не собирался.
- Хорошо, - согласилась барышня, - схожу с тобой на свидание при одном условии: ты должен будешь меня удивить.
- О! – обрадовался молодой человек. – Это мы можем лучше всего.
Они встретились, поели мороженого, погуляли в парке. Собрались уже было по домам. И тут – идут мимо цирка.
- Хочешь в цирк? – спросил ее молодой человек. – Представление как раз скоро начнется…
- Ну, давай.., - неуверенно пожала плечами барышня на предмет сомнительно развлечения.
Но в процессе увлеклась так, как будто никогда до этого в цирке не была. И вот наступил антракт, молодой человек пошел в буфет или куда там. Обещал – одной ногой туда, второй сюда и – не вернулся.
Барышня покрутила головой, позвонила на мобильный. Ответа не получила, правда. Но тут уже начиналось второе действие. Она решила досмотреть.
Объявили номер с крокодилами, объявили имя дрессировщика, отчего все вокруг записали кипятком. В луче яркого света появился красавец мужчина в ослепительном трико, взял у конферансье микрофон, подошел к нашей барышне вплотную – благо сидела она в первом ряду.
Барышня пригляделась.
- Где-то я его уже видела, - подумала ненароком.
- А дрессировщик улыбается во все свои ровнехонькие зубы и спрашивает так лукаво в микрофон:
- Ну, что – удивил?
Вскоре они поженились.
И вот теперь Лешина сестра живет не столь в квартире, сколько в зоопарке. Дома у них помимо всякой прочей живности – два крокодила. Один маленький – восемьдесят сантиметров, а другой – весь метр тридцать.
- И еще кенгуру недавно купили, - говорит Леша.
- Прикольно! – захлопала в ладоши я.
- Чего прикольно?! Вдумайся только – встаешь ты посреди ночи в сортир, а тебе навстречу – кенгуру, блядь…
- А крокодилы у них в ванной живут?
- Не, у них специальные бассейны, а вокруг – строительная сетка. Там тот, что побольше как-то по ходу выступления мужа ее поцарапал хвостом. Так вот он потом пришел домой, взял кувалду и стал его бить.
- Живого крокодила?! Кувалдой?!!!
- Кувалдой. А что делать? У крокодила такая кожа, благодаря которой он наглухо защищен от какой-либо чувствительности. Короче, парень крокодила этого восемь часов подряд бил этой кувалдой.
- Убил?
- Нет. Крокодил потом тридцать часов подряд плакал. Но больше не царапался.
- Тридцать часов проплакал… Бедный крокодил…
- Ну, да – прям вот настоящими непрерывными крокодильими слезами… А ты как думала? У дрессировщиков – это все обычное дело.
Они как-то поехали на какие-то совместные гастроли с Запашными. В одном из фургонов везли медведя. Так вот медведя от тряски, видимо, укачало. Людям отдыхать пора, а медведь фургон раскачивает. Запашным говорят: «Сделайте что-нибудь с Мишей, а то он такими темпами фургон расшатает окончательно и всех здесь порвет. Надо бы его как-то успокоить…»
Ну, кто-то из ребят залпом выпил стакан водки, одел на руку кастет и в чем был – пошел к медведю в фургон. Фургон заходил ходуном, оттуда доносились нечеловеческие вопли. Наконец, Запашный вышел наружу – весь в ссадинах, но – с улыбкой.
- Все, - говорит, завалил Мишу. Пусть отдохнет…
Я прикинула, сколько же это нужно силы, чтобы завалить такого вот Мишу, но в полной мере представить себе картину так и не смогла.
И тут у нам присоединился Сыроед, а затем в каморку постучали. Мы сказали, что открыто. К нам вошла крайне интеллигентного вида женщина, представилась Людиной мамой. Сказала, что причитала все, что было у нас на сайте и вот теперь хочет знать наше мнение.
- Потому что я очень переживаю за свою дочь, - пояснила она, - Люда все рвется в этот музыкальный мир, но ведь музыкой сейчас не заработаешь. Я посмотрела – вы столько всего уже сделали… Скажите, может ли быть у нее будущее?
Мы какое-то время с удовольствием поговорили о теории вероятности, фортуне, упорстве, талантах и прочих фантастических явлениях. Мы с Сыроедом и Лешей хором рассказали про то, как в один прекрасный день побросали все свои работы и зарплаты и теперь вот живем черти как, уверяя, что жить на эти деньги на самом деле невозможно, сдохнуть – тоже, ибо – слишком дорого. Но мы отчего-то живем и радуемся тому, что мы еще живы и что занимаемся тем, чем мы занимаемся…
Волшебным образом успокоенная, Людина мама поблагодарила нас за беседу и пошла помогать дочери собирать вещи.
А мы с Сыроедом и Лешей еще долго стояли с влажными, как у героинь аниме глазами, радуясь, что хоть у кого-то такие неравнодушные родители.
Впоследствии же выяснилось, что родители у Люды не только неравнодушные, но еще и мировые светила в области ядерной физики.
- А сестра – математик, - добавила Люда.
- А ты, очевидно, не получилась? – поржали мы с Сыроедом.
- А я – да, я музыку люблю… Ну, и еще социологию…
Этот безумный, безумный день подходил к логическому завершению. Можно было идти домой босиком и не переживать по поводу размазанного лица. Домой мы пришли вместе с Сережкой, Машкой и Настей, которые были абсолютно всем довольны и с удовольствием пили свежезаваренный чай. А потом еще и пицца подоспела и стало совсем хорошо.
 photo 2013-04-03154254_zpsc4131f8f.jpg

 photo __rrQdemAD0_zpsbc2082f5.jpg

 photo yhekf9ut2Ks_zps6ca22c57.jpg

 photo XIuSFxsEu8E_zps5c50dda7.jpg
 photo 0-LBvhEDNgs_zpsca04de0a.jpg

URL
Комментарии
2013-10-07 в 12:57 

Suboshi.
[Ветер Богов] Как яшперица, только больше (c) Проклят сам собою в трёх мирах. (c)
...а потом твой дневник надо будет издать.
Обязательно =)

2013-10-07 в 14:04 

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Сыроед грозится это сделать)))

URL
   

Если есть конечная точка у нашей свободы, то она будет здесь

главная