00:10 

Про то, как я отказала первому жениху страны

man-tra
Жизнь - это огонь. Не бойся гореть. Да, это больно. Но пепел - лучше, чем прах.
Как-то раз позвонил мне Юрико и предложил снять сюжет для Polonia w comie, польской развлекательной программе для резидентов и полукровок с польской кровью, разбросанных по миру в порядке броуновского движения. Иначе говоря - в беспорядке. Я подумала и решила: почему бы и да. Правда, в последний раз по-польски я говорила лет, эдак, десять назад, но этот факт меня не смутил, как еще много чего не смущает.
Делов-то было - рассказать о каком-нибудь занимательном столичном архитектурном комплексе с большой историей. Мне далеко ходить не надо - у меня с одного боку ипподром, с другого - собор на Малой грузинской. Я набросала текст, Юрико перевел, Дашик согласилась помочь снять видео. В назначенный день и час мы с Дашиком встретились и отправились к ипподрому.
Для нашей кампании я специально выбрала вечер воскресенья, потому что бега к этому моменту должны были закончиться, а тренировки еще не начались. Это означало, что мы сможем в один вечер уложиться в два сюжета и успеть к костелу.
Но как мы знаем: хочешь рассмешить Бога - расскажи ему о своих планах.
Сначала мы долго не могли справиться с тополиным пухом, который застилал буквально все вокруг, затем я не могла справиться с собственными губами, в которых постоянно путалась. А монолог должен говориться одним дублем, без монтажа.
Сколько-то времени я откровенно промучилась. Затем, наконец, выговорила. Только выговорила, слышу за спиной женский голос: "Ха! Я состою из эндорфинов... Нормально...". И в следующий момент какая-то баба выскочила из-за моей спины и пошла в известном ей направлении. Но баба-бабой, а кадр-то оказался испорчен.
А все дело в том, что Дашик снимала меня сидящую на красной ковровой лестнице, ведущей к знаменитому ресторану "Бега" (оно же бывшее казино). Знаменитое потому, что именно там зачастую проходили и проходят всевозможные эксклюзивные мероприятия типа меценатских международных балов, на одном из которых мне однажды посчастливилось быть, президентских встреч, интервью и все такое. Эффектней места и не придумаешь. Вокруг колонны, лепнина, скульптура...
Снова я напрягла все свои мускулы губ, заодно и языка, если бы таковые имелись и выговорила все, что должна была так, чтобы любой среднестатистический поляк понял бы меня будучи даже с крепкого бодуна. Как вдруг – словно по заказу в кадре за моей спиной появился вот именно такой телезритель в состоянии крепкого «с бодуна».
- Не, а че такое эндорфины? – спросил он меня безо всяких приветствий.
Дело в том, что на мне была Сыроедова фирменная футболка Мантры, на спине которой Муся заботливо вывела цитату из одноименной песни про Эндорфины.
Мужик был дан развернутый ответ, после которого мужик с удовольствием пошел за пивом.
И вот я снова выговорила в камеру весь монолог – даже лучше, чем до этого, как вдруг парадные двери позади меня распахнулись, и оттуда вышла толпа каких-то людей. Какой-то мужик неожиданно присел рядом со мной и по-хозяйски вырвал у меня из рук мою шпаргалку.
- Чего ты тут читаешь? Я профессиональный телеоператор. Сейчас научу тебя правильно работать на камеру…
- Ну-ну, - подумала я, с интересом наблюдая за мордоворотом его лица.
С минуту где-то мужик откровенно пыжился, а потом сдался.
- Не, я не понял, - возмутился он, - а тут че – не по-русски что ли? Я вот кроме фамилии Ратомский прочитать ничего не могу.
- Разумеется, не по-русски! – буркнула я и вырвала свой лист у мужика из рук, после чего мужик был грубо послан.
И только я села на ступеньки и собралась в очередной сто первый раз говорить свой монолог, как вдруг за моей спиной раздалось громогласное: «Кто здесь Ратомская?!».
- Бля, кончится это когда-нибудь или нет?! – не выдержала я и обернулась, прибавив злобно: «Ну, я…»
Позади меня на ступеньках стоял еще один неизвестный мужик в белом фартуке и чем-то, напоминавшем поварской колпак.
- Так это ж! Мы ж с тобой родственники!!! – обрадовался мужик и начал угрожающе ко мне спускаться, попутно рассказывая что-то про свою родословную, брызжа фамилиями, как слюной и рассказывая, кто кому из наших родов и кем приходился…
А я-то, наивная, все думаю, что о моей семье воспоминания остались только у меня…
Когда мой неожиданно обретенный родственник, наконец, успокоился, мы с Дашиком облегченно выдохнули и решили было снова снимать…
Но даже это было еще не все, потому что в конце моего очередного удачного монолога двери «Бегов» распахнулись вообще настежь, и оттуда заструилась разодетая толпа каких-то женщин и мужчин, сопровождаемых камерами.
Мимо меня прошел приятной наружности молодой человек, задержавшись немного у колонны. Должно быть, он хотел что-то спросить, но я была такая замученная и злая, если не сказать заебаная чужим участием в моем многострадальном репортаже, что не смогла выдать ничего, кроме:
- Что, блядь, в зоопарке?!!
После чего молодой человек приятной наружности поспешно уселся в свою спортивную машинку и был таков.
А в следующий момент со мной рядом грузно плюхнулся какой-то очередной беременный мужик с телевизионной камерой.
- Ну, ты и лошара.., - протянул задумчиво мужик.
- Чего? – не поняла я.
- Ты знаешь, кто это сейчас был?
- Где?
- Рядом с колонной стоял.
- Кто?
- Это же Игорь Акинфеев!!!
- И что?
- А то, что у него наверху сегодня тоже было интервью. А потом он все смотрел на вас через стеклянные двери. Подойти хотел…
- И что?
- А то, что ты только что отказала первому жениху страны. Ну, ты и лошара…
И мужик собрался уже было уходить, потом за каким-то хреном решил помочь нам в снятии нашего home video со своим экспертным мнением, но был вежливо послан туда же, куда и до него – все предыдущие любители непрошенной помощи.
На что мужик обиделся и выдал нам с Дашиком, что кроме благородного его ни одна душа не захочет нам помочь, почему-то решив, что мы проститутки.
На что Дашик невозмутимо ответила, что он первый, кому такая дурь пришла в больную голову, а вокруг нас всегда исключительно хорошие люди. Мужик еще какое-то время поныл, а потом все-таки ушел. И ура!!! Мы все-таки успели снять этот злополучный монолог. Перед тем, как ко мне подошел еще какой-то мужик, вежливо поздоровался и кем-то представился, а потом с энтузиазмом стал расспрашивать про дедушку.
В общем это был бесконечно долгий вечер.
А в костел мы все-таки успели.

URL
   

Если есть конечная точка у нашей свободы, то она будет здесь

главная